npubop: (Приборо)
Проиграв несколько раз подряд короткий, звучный риф, Пых заглушил струны и откашлялся.

- Петь надо будет на надрыве. Третий день большой луны, транспорт функционирует. Кто-то спит и видит сны, кто-то медитирует, - пафосно произнес Пых и торжествующе посмотрел на сидящих вокруг друзей.

- Все, что ли? - глумливо осведомился Веня.

- Нет! - с достоинством ответил Пых.

- Так давай, озвучивай дальше! Чтобы песня получилась нормальная надо минимум в восемь раз больше текста, а лучше – в шестнадцать. И это без припевов.

- Много ты в нормальных песнях понимаешь, - ощерился Пых.

- Нихуя себе! - удивился Веня. - Тебе, долбоебу, второй шанс дали, а ты...

- О, блядь, начинается, - замахал руками Макс. – Веня, притормози. Пых, ты можешь нормально, не выебываясь сильно, прочитать текст? Чтобы мы понять могли, заниматься этим или нет?

- Ладно, - Пых помолчал, настраиваясь, а затем продекламировал: - Третий день большой луны, транспорт функционирует. Кто-то спит и видит сны, кто-то медитирует. Кто-то ранен и умрет, кто-то сдох во Франции.

- Я тебе дам, блядь, «сдох во Франции»! – вскинулся Веня.

- Да дай же ты ему уже дочитать! – рявкнул Макс.

- Я начну сначала, - ледяным тоном сообщил Пых и начал сначала. - Третий день большой луны, транспорт функционирует. Кто-то спит и видит сны, кто-то медитирует. Кто-то ранен и умрет, кто-то сдох во Франции. Улицы всегда полны потными испанцами.

Пых перевел дыхание и гораздо менее уверенно добавил:

- Ну и тут фламенко, ну, Макс, ты ж умеешь, на дисторшене, таааа-таааа-та-та-та, и все такие хором: «Ча-ча-ча!».

Второй шанс Пыху дали через три года после того, как Пых безбожно просрал свой первый шанс. Шанс стать рок-звездой уровня факультета, а то и всего универа. Тогда, три года назад, Пых с Максом и Веней должны были дебютировать на день факультета, выступить на разогреве перед уже широко известной в узких кругах группой «Эндудуэнды». Название для своей группы парни тогда так и не придумали, зато придумали одну песню, с которой и должны были выступить.

Барабанщица из «Эндудуэндов» дала отсчет, Макс с Веней идеально вступили и сыграли интро, два квадрата, как и договаривались. Перед началом третьего квадрата барабанщица выдала подходящую случаю сбивку и все дружно посмотрели на Пыха, который должен был начать петь. Но петь Пых не начал.

Read more... )

идиот

Feb. 20th, 2013 12:37 pm
npubop: (Приборо)
Поскольку в начале вечера все плотно покурили, спор между приверженцами «калифорнии», «омахи» и «холдэма» в какую разновидность покера сегодня играть продлился почти полчаса. В результате с подачи Пыха родилось компромиссное решение: закрытыми сдается по три карты, открытыми на первом кругу торговли две, на втором, третьем и четвертом еще по одной, всего пять, и комбинации можно составлять из всех своих трех и всех открытых карт.

Макс каждую минуту смотрел на часы, неумолимо отсчитывающие оставшиеся до утреннего самолета время, матюкался, но сражался до последнего:

- Вы дыбилы, блядь! – не особо стесняясь в выражениях орал он. – Ну не просто же так разновидности именно такие появились, с двумя закрытыми картами получается оптимальное соотношение, а у вас сейчас на восьми картах стриты полезут, ну какого хуя?! Давайте тогда не сто гривен вход, а пятьсот, чтобы все как-то себя в руках держали!

Но он оказался в меньшинстве, проект был утвержден и то, что минимум раз на круг между собой бодались довольно-таки взрослые комбинации никого особо не парило. И даже наоборот.

- Смотри, Макс, как круто, - собравший фулхаус Веня хлопал Макса по плечу, загребая выигранные фишки. – Игра-то динамичная какая получается! Вот шо тебе в ней неинтересно? Тебе шо, интересно когда за ночь аж два раза тройку собрать? С двумя парами всех делать? Read more... )
npubop: (Приборо)
Помню Пых с родителями посрался и мы запихнули его в общагу, отстаивать свою зрелость а также готовить плацдарм. Через несколько дней я его навестил.

- Ну шо, - говорю, - какие варианты?

- Та любэ, - Пых излагал самодовольно почесываясь. - Тебе чего, Толя, хочется? Выпить? Покурить? Поебаться? Пробить наркотиков? Пожрать? Посрать? С тьолками повисеть?

Я, конечно, виду не подал, ну, или надеюсь, что не подал я тогда виду, но губа у меня раскаталась аж до пола. На полном скотском серьезе совершил я тогда мозгом миллионы операций в доли секунды, все проанализировал и подсчитал, и выдал Пыху решение:

- Давай, - говорю, - Пых, организуй нам с тьолками зависнуть!

- Ага, - Пых понимающе и слегка снисходительно кивнул, - то есть еще и поебаться, пожрать, посрать, выпить, покурить и пробить наркотиков! Ну, пошли!

Read more... )
npubop: (Default)
- Мужчина, завтракающий овсянкой, предает весь мужской род вообще и свое мужское начало в частности, - Пыхово громогласное гудение будило эхо в просторном гулком фойе кинотеатра, - такой мужчина пускает по пизде свои базовые инстинкты, которые, собственно, и делают его мужчиной! Перестает быть мужчиной такой пожиратель овсяного гавна с утра! Так-то, Венечка!

Малочисленные посетители, ожидающие начала своих сеансов, человек семь-восемь, решивших посмотреть кино поздним утром буднего дня, заинтересованно уставились на несколько растерявшегося от этой тирады Веню. А Пых, завершив свой пассаж громогласным ржанием, лихо опрокинул пятьдесят скотча и с громким стуком поставил пустой стакан на стол.

- Вот так, думаешь, типа, «один раз – не пидарас», ставишь утром на огонь каструльку, - продолжил Пых, после короткой технической паузы, понадобившейся ему чтобы проглотить виски и подкурить сигарету, - отмериваешь хлопья пиздапративные эти. «Это ж полезно как», утешаешь себя. А потом втягиваешься и пиздец! Все, не мужик! За себя не постоишь, можешь расплакаться в самый неподходящий момент. Или, к примеру, от фильма какого-нибудь грустного, или даже песни. Музычка играет, а ты плачешь! Ну как ты докажешь, что мужик, если каждое утро эту слизь клюешь?!

Макс, с любопытством наблюдавший многообещающее начало беседы, отметил, что Веню зацепило. Отпихнув обличающий Пыхов палец, упирающийся ему в грудь, он одним махом допил виски, который до этого спокойно, с наслаждением, цедил минут двадцать, и, комкая глотком начало фразы, прорычал сквозь зубы:Read more... )
npubop: (Default)
В сполохах зарниц казалось, что два уходящих в бесконечность ряда тополей, высаженных вдоль центральной аллеи бульвара Вернадского, принимаются раскачиваться, несмотря на полное отсутствие ветра. Именно из-за этого, а не потому, что в их двух желудках плескались положенные на траву полтора литра водки, Бец и Макс при каждой вспышке начинали шататься, переступая с ноги на ногу в попытках сохранить равновесие.

- От же ж вы понажиралися, хос-с-спади, ёбаный стыд… - протяжно прогудел Пых, расчесывающий себе нос на опиатной тяге.

- Ты тихо будь, химик, - очередная вспышка разорвала ночную тьму и Беца на середине предложения повело вправо, прочь от лавочки на которой втыкал Пых. Потрясая кулаком, он, удаляясь, прокричал: - Мало того что утрескался, тварь, так еще и не поделился с братанами!

- Не, ну реально, Пых, - настроенного на миролюбивый лад Макса от последней вспышки повело наоборот, влево, и теперь, пару раз шагнув, он размахивал руками прямо перед Пыхом, сражаясь с инерцией и отказавшим вестибюлярным аппаратом. – Договаривались же повисеть на бульварчике, взяли водки соответственно. А ты черной вмазался. Ты думаешь, нам с Бецем эта третья бутылка нужна была? Эй, Пых? Пых?!

- А?! – залипающий с впившимися в собственный нос когтями Пых встрепенулся.Read more... )
npubop: (Default)
В сполохах зарниц казалось, что два уходящих в бесконечность ряда тополей, высаженных вдоль центральной аллеи бульвара Вернадского, принимаются раскачиваться, несмотря на полное отсутствие ветра. Именно из-за этого, а не потому, что в их двух желудках плескались положенные на траву полтора литра водки, Бец и Макс при каждой вспышке начинали шататься, переступая с ноги на ногу в попытках сохранить равновесие.

- От же ж вы понажиралися, хос-с-спади, ёбаный стыд… - протяжно прогудел Пых, расчесывающий себе нос на опиатной тяге.

- Ты тихо будь, химик, - очередная вспышка разорвала ночную тьму и Беца на середине предложения повело вправо, прочь от лавочки на которой втыкал Пых. Потрясая кулаком, он, удаляясь, прокричал: - Мало того что утрескался, тварь, так еще и не поделился с братанами!

- Не, ну реально, Пых, - настроенного на миролюбивый лад Макса от последней вспышки повело наоборот, влево, и теперь, пару раз шагнув, он размахивал руками прямо перед Пыхом, сражаясь с инерцией и отказавшим вестибюлярным аппаратом. – Договаривались же повисеть на бульварчике, взяли водки соответственно. А ты черной вмазался. Ты думаешь, нам с Бецем эта третья бутылка нужна была? Эй, Пых? Пых?!

- А?! – залипающий с впившимися в собственный нос когтями Пых встрепенулся.Read more... )
npubop: (Default)
31 декабря 1992 года для Ацтека и Вени началось приблизительно одинаково.
Пересдача.

Каждый пересдавал свое и уже хуя припомнишь сдали или нет, ну да и не суть. Главное, что после пересдачи судьба свела их на переходе ПЖР-Крещатик, что заставило их слегка сдвинуться в сторону Льва Толстого, приподняться наверх, повернуть налево и скатиться вниз по Владимирской в культовое заведение, в народе его называли «Рога и копыта».
По вывеске оно значилось как «Укрзаготкоопспiлка».
Идеальным началом встречи нового года был избран коктейль из ананасового юпи и ореховой настойки, что в букете давало странный тоскливый тон вишневой косточки и ацетона, провалы в памяти и опасное в 90-х состояние бычки.
Read more... )
npubop: (Default)
31 декабря 1992 года для Ацтека и Вени началось приблизительно одинаково.
Пересдача.

Каждый пересдавал свое и уже хуя припомнишь сдали или нет, ну да и не суть. Главное, что после пересдачи судьба свела их на переходе ПЖР-Крещатик, что заставило их слегка сдвинуться в сторону Льва Толстого, приподняться наверх, повернуть налево и скатиться вниз по Владимирской в культовое заведение, в народе его называли «Рога и копыта».
По вывеске оно значилось как «Укрзаготкоопспiлка».
Идеальным началом встречи нового года был избран коктейль из ананасового юпи и ореховой настойки, что в букете давало странный тоскливый тон вишневой косточки и ацетона, провалы в памяти и опасное в 90-х состояние бычки.
Read more... )
npubop: (Default)
Пых, пританцовывая, помешивал шумовкой в стоящей на плите большой, литров на десять, кастрюле.

- Да сядь уже спокойно, шо ты мечешься, - поморщился Веня.

- Ага, я сяду и пиздец пельменям! Я сяду когда готово будет, вынимать тебе доверю, - Пых сунул нос в поднимающийся из кастрюли столб пара, радостно хрюкнул, сделал пару выпадов шумовкой, отражая воображаемый удар противника ин кварте и атаковал ин сиксте.

- Вы все сракорукие, вам даже пельмени сварить нельзя доверить, - провозгласил он.

- А почему это сракорукие? Почему не рукожопые? – лениво поинтересовался Макс.

- Рукожопого я знаю только одного. Это Мастера малой. Его так и называют: Рукожопый Малой Мастера, - Пых заржал. - Там вообще пиздец, ему ничего доверить нельзя. Доверили как-то, давно уже, раствор выпарить. Так он миску уронил. Говорит: "Горячая!". Конечно, блядь, горячая. А плоскогубцы зачем рядом лежат? Чтобы волосы из носа выдергивать?!
Read more... )
npubop: (Default)
Пых, пританцовывая, помешивал шумовкой в стоящей на плите большой, литров на десять, кастрюле.

- Да сядь уже спокойно, шо ты мечешься, - поморщился Веня.

- Ага, я сяду и пиздец пельменям! Я сяду когда готово будет, вынимать тебе доверю, - Пых сунул нос в поднимающийся из кастрюли столб пара, радостно хрюкнул, сделал пару выпадов шумовкой, отражая воображаемый удар противника ин кварте и атаковал ин сиксте.

- Вы все сракорукие, вам даже пельмени сварить нельзя доверить, - провозгласил он.

- А почему это сракорукие? Почему не рукожопые? – лениво поинтересовался Макс.

- Рукожопого я знаю только одного. Это Мастера малой. Его так и называют: Рукожопый Малой Мастера, - Пых заржал. - Там вообще пиздец, ему ничего доверить нельзя. Доверили как-то, давно уже, раствор выпарить. Так он миску уронил. Говорит: "Горячая!". Конечно, блядь, горячая. А плоскогубцы зачем рядом лежат? Чтобы волосы из носа выдергивать?!
Read more... )
npubop: (Default)
Борясь с сильным головокружением, Толстый рассовал печати, деньги и документы по карманам, неловко взмахнул рукой, прощаясь, и начал медленно, словно башня главного калибра, разворачиваться лицом к двери.

- Эй, Дим, вот ты даешь, траву-то не забудь! – мелкий, суетливый, одетый во все черное человечек схватил лежащий на траве полиэтиленовый пакетик, сунул его Толстому в левую руку, пожал правую и противно захихикал. – Вот же тебе со мной повезло, да? Тут тебе и лаве, и трава, все под ключ, как говорится, все из одних рук!

«Да уж, воистину повезло, - внятно проговаривая про себя слова, чтобы различать их на фоне все усиливающегося гудящего шума в голове, подумал Толстый, - что ж это за драпулин такой звериный, мне же ехать еще…»

Толстый сел за руль, повернул ключ, с интересом изучил показания всех приборов, вздохнул, мысленно перекрестился и поставил рычаг переключения передач в положение «драйв». Оторвав левую руку от руля, чтобы вытереть выступивший на лбу пот, он обнаружил, что в ладони так и лежит взятый с собой пакетик с травой.

- Ох ты ж ёбаный ты нахуй… - пробормотал Толстый, положил траву в бардачок, тут же вытащил ее из бардачка, положил в карман с правами и документами на машину, секунду подумав, переложил в другой, более объемистый карман, тут же проверил как она там устроилась, не нащупав ее сразу высадился, а, в конце концов все-таки нащупав, повертел ее в руке и, матюкнувшись, бросил опять в бардачок и с треском бардачок закрыл.Read more... )
npubop: (Default)
Борясь с сильным головокружением, Толстый рассовал печати, деньги и документы по карманам, неловко взмахнул рукой, прощаясь, и начал медленно, словно башня главного калибра, разворачиваться лицом к двери.

- Эй, Дим, вот ты даешь, траву-то не забудь! – мелкий, суетливый, одетый во все черное человечек схватил лежащий на траве полиэтиленовый пакетик, сунул его Толстому в левую руку, пожал правую и противно захихикал. – Вот же тебе со мной повезло, да? Тут тебе и лаве, и трава, все под ключ, как говорится, все из одних рук!

«Да уж, воистину повезло, - внятно проговаривая про себя слова, чтобы различать их на фоне все усиливающегося гудящего шума в голове, подумал Толстый, - что ж это за драпулин такой звериный, мне же ехать еще…»

Толстый сел за руль, повернул ключ, с интересом изучил показания всех приборов, вздохнул, мысленно перекрестился и поставил рычаг переключения передач в положение «драйв». Оторвав левую руку от руля, чтобы вытереть выступивший на лбу пот, он обнаружил, что в ладони так и лежит взятый с собой пакетик с травой.

- Ох ты ж ёбаный ты нахуй… - пробормотал Толстый, положил траву в бардачок, тут же вытащил ее из бардачка, положил в карман с правами и документами на машину, секунду подумав, переложил в другой, более объемистый карман, тут же проверил как она там устроилась, не нащупав ее сразу высадился, а, в конце концов все-таки нащупав, повертел ее в руке и, матюкнувшись, бросил опять в бардачок и с треском бардачок закрыл.Read more... )
npubop: (Default)
- Даже не думай! – Пых мягко, но непреклонно отвел в сторону пальцы Вениной правой руки, которыми он пытался нащупать у себя пульс на запястьи левой руки. – Там все хуёво!

- Ну почему так сразу – хуево? – слегка заплетающимся языком абсолютно серьезно поинтересовался Веня.

- Ну потому что если насчитаешь редкий пульс, то подумаешь, что умираешь. Насчитаешь частый – подумаешь, что сейчас сердце разорвется. А насчитаешь нормальный – подумаешь, блядь, пульс нормальный, а чего ж меня так пиздячит?! Так что не надо вот этих с пульсом заморочек. Плавали, знаем.Read more... )
npubop: (Default)
- Даже не думай! – Пых мягко, но непреклонно отвел в сторону пальцы Вениной правой руки, которыми он пытался нащупать у себя пульс на запястьи левой руки. – Там все хуёво!

- Ну почему так сразу – хуево? – слегка заплетающимся языком абсолютно серьезно поинтересовался Веня.

- Ну потому что если насчитаешь редкий пульс, то подумаешь, что умираешь. Насчитаешь частый – подумаешь, что сейчас сердце разорвется. А насчитаешь нормальный – подумаешь, блядь, пульс нормальный, а чего ж меня так пиздячит?! Так что не надо вот этих с пульсом заморочек. Плавали, знаем.Read more... )
npubop: (Default)
"Значит, было два ящика, к первой производной домазали рубль, получили один ящик, ко второй производной добавили полтинник, получили десять бутылок, пол-ящика, теперь третья производная будет..., - усиленно соображал Веня, борясь с головной болью, - теперь будет... два рубля... четыре бутылки, а если домазать... домазать... да ну, это хуйня какая-то..."

Окинув взглядом все еще спящих товарищей, Веня, стараясь не шуметь, встал с раздвинутого кресла и вышел на кухню. Прислушавшись к своим ощущениям, решил, что можно закурить, сделал себе чашку крепкого сладкого чая и закурил. Взял трубку радио-телефона и набрал свой домашний номер.

- Да! - отозвалась трубка ломающимся подростковым голосом.

- Малой, это я, шо там дома? - выдыхая дым спросил Веня. - Предки уже на дачу свалили?

- Свалили.

- Прекрасно! А ты, выходит, отпизделся?

- Ну, выходит, отпизделся.

- Ну, здорово, я тогда позже буду, или не буду, короче, созвонимся.

- Ты обещал! - после паузы раздалось в трубке, от волнения и подступающей обиды ломающийся голос в начале фразы ушел в бас, а затем взлетел до фальцета, заставив Веню одновременно поморщиться и улыбнуться.

- А тебе именно присрало, именно сегодня! - попытался отбиться Веня.

- А когда?! Ты уже неделю говоришь: "завтра", "завтра". Потом на эти выходные обещал. И что, опять неделю так ходить?!

Веня подошел к двери в комнату, посмотрел на спящих и не собирающихся просыпаться друзей. "Четыре бутылки, даже если рубль домазать, шесть бутылок, да ну, это несерьезно", решил он.

- Ладно, не ссы, сейчас приеду, - сказал Веня брату и дал отбой.

Добрался Веня быстро. Свежий воздух убрал головную боль и Веня в дороге наслаждался солнечным утром и остаточными эффектами вчерашнего алкогольного отравления. Малой открыл дверь сразу, будто бы ждал на пороге.

- Ну, давай, пошли! - он аж переминался с ноги на ногу от нетерпения.

- Погоди, дай хоть разуюсь, - Веня, которого в квартире несколько пригребло, стащил с ног кросовки и предпринял последнюю попытку: - Но ты подумай еще раз. Тебе реально еще рано.

- Да нихуя не рано! - почти закричал малой, подбородок его дрожал. - Хожу как дыбил, ну стыдно же!

- Стыдно было бы, если бы отросло два волоса и торчали под носом, - Веня старался говорить максимально убедительно, - или на подбородке торчали бы. Это реальная хуйня, два толстых черных лобковых волоса на лице. А у тебя просто пушок над губой, не надо его брить. Поверь, ты еще заебешься бриться. Чем раньше ты начинаешь бриться, тем больший кусок беззаботной жизни ты сам у себя отбираешь!

Малой молча ткнул пальцем на дверь ванной.

- Ну, как знаешь, - пожал плечами Веня.

В ванной Веня, стараясь не шататься и двигаться уверенно и аккуратно, поставил на подзеркальную полочку свой станок для бритья, баллончик с пеной и одеколон.

- Ну, смотри, чтобы удобнее сбривать было, надо щетину намылить, ну, ты знаешь же. Мочишь ёбыч водой, да, ну, умываешься просто, - Веня соединенными в горсть руками пару раз плеснул водой себе в лицо, проследил за тем, как справляется младший брат. - Теперь выдавливаешь пену себе на левую руку, баллон в правой, вот столько примерно, давай я тебе сам выдавлю. Так, теперь размазываешь.

Веня принялся размазывать пену себе по лицу, в пол-глаза наблюдая как малой неловкими движениями раскладывает кусочки пены на верхней губе и, после короткого размышления, на подбородке.

- Ну а теперь, - Веня закончил с пеной и взялся за станок. - Легкими, плавными движениями, по натянутой коже, ну, как в рекламе, видел?

С этими словами, Веня, которого от тесноты и влажной духоты ванной комнаты нахлобучило еще больше, приставил лезвия станка к левому виску и резко прочертил в пене дугу через всю левую щеку, подбородок и половину правой щеки. Полоски срезанной кожи, завиваясь опадали по краям этой дорожки, словно стружка из-под рубанка. И там, где была срезана эта кожа, образовавшиеся канавки сначала стали красными, потом выпуклыми красными, а потом из них, смывая пену, оставшуюся ниже проведенной бритвой черты, натурально хлынуло.

- Ахххуууееееть, - пораженно просипел Веня, глядя на свое лицо в зеркало и не находя в себе сил оторваться от этого зрелища.

Младший брат, застывший с перепачканными пеной руками, громко сглотнул.

- Знаешь, Веня, ты был прав, - сдавленно сказал он. - Давай, может, как-то в другой раз.
npubop: (Default)
"Значит, было два ящика, к первой производной домазали рубль, получили один ящик, ко второй производной добавили полтинник, получили десять бутылок, пол-ящика, теперь третья производная будет..., - усиленно соображал Веня, борясь с головной болью, - теперь будет... два рубля... четыре бутылки, а если домазать... домазать... да ну, это хуйня какая-то..."

Окинув взглядом все еще спящих товарищей, Веня, стараясь не шуметь, встал с раздвинутого кресла и вышел на кухню. Прислушавшись к своим ощущениям, решил, что можно закурить, сделал себе чашку крепкого сладкого чая и закурил. Взял трубку радио-телефона и набрал свой домашний номер.

- Да! - отозвалась трубка ломающимся подростковым голосом.

- Малой, это я, шо там дома? - выдыхая дым спросил Веня. - Предки уже на дачу свалили?

- Свалили.

- Прекрасно! А ты, выходит, отпизделся?

- Ну, выходит, отпизделся.

- Ну, здорово, я тогда позже буду, или не буду, короче, созвонимся.

- Ты обещал! - после паузы раздалось в трубке, от волнения и подступающей обиды ломающийся голос в начале фразы ушел в бас, а затем взлетел до фальцета, заставив Веню одновременно поморщиться и улыбнуться.

- А тебе именно присрало, именно сегодня! - попытался отбиться Веня.

- А когда?! Ты уже неделю говоришь: "завтра", "завтра". Потом на эти выходные обещал. И что, опять неделю так ходить?!

Веня подошел к двери в комнату, посмотрел на спящих и не собирающихся просыпаться друзей. "Четыре бутылки, даже если рубль домазать, шесть бутылок, да ну, это несерьезно", решил он.

- Ладно, не ссы, сейчас приеду, - сказал Веня брату и дал отбой.

Добрался Веня быстро. Свежий воздух убрал головную боль и Веня в дороге наслаждался солнечным утром и остаточными эффектами вчерашнего алкогольного отравления. Малой открыл дверь сразу, будто бы ждал на пороге.

- Ну, давай, пошли! - он аж переминался с ноги на ногу от нетерпения.

- Погоди, дай хоть разуюсь, - Веня, которого в квартире несколько пригребло, стащил с ног кросовки и предпринял последнюю попытку: - Но ты подумай еще раз. Тебе реально еще рано.

- Да нихуя не рано! - почти закричал малой, подбородок его дрожал. - Хожу как дыбил, ну стыдно же!

- Стыдно было бы, если бы отросло два волоса и торчали под носом, - Веня старался говорить максимально убедительно, - или на подбородке торчали бы. Это реальная хуйня, два толстых черных лобковых волоса на лице. А у тебя просто пушок над губой, не надо его брить. Поверь, ты еще заебешься бриться. Чем раньше ты начинаешь бриться, тем больший кусок беззаботной жизни ты сам у себя отбираешь!

Малой молча ткнул пальцем на дверь ванной.

- Ну, как знаешь, - пожал плечами Веня.

В ванной Веня, стараясь не шататься и двигаться уверенно и аккуратно, поставил на подзеркальную полочку свой станок для бритья, баллончик с пеной и одеколон.

- Ну, смотри, чтобы удобнее сбривать было, надо щетину намылить, ну, ты знаешь же. Мочишь ёбыч водой, да, ну, умываешься просто, - Веня соединенными в горсть руками пару раз плеснул водой себе в лицо, проследил за тем, как справляется младший брат. - Теперь выдавливаешь пену себе на левую руку, баллон в правой, вот столько примерно, давай я тебе сам выдавлю. Так, теперь размазываешь.

Веня принялся размазывать пену себе по лицу, в пол-глаза наблюдая как малой неловкими движениями раскладывает кусочки пены на верхней губе и, после короткого размышления, на подбородке.

- Ну а теперь, - Веня закончил с пеной и взялся за станок. - Легкими, плавными движениями, по натянутой коже, ну, как в рекламе, видел?

С этими словами, Веня, которого от тесноты и влажной духоты ванной комнаты нахлобучило еще больше, приставил лезвия станка к левому виску и резко прочертил в пене дугу через всю левую щеку, подбородок и половину правой щеки. Полоски срезанной кожи, завиваясь опадали по краям этой дорожки, словно стружка из-под рубанка. И там, где была срезана эта кожа, образовавшиеся канавки сначала стали красными, потом выпуклыми красными, а потом из них, смывая пену, оставшуюся ниже проведенной бритвой черты, натурально хлынуло.

- Ахххуууееееть, - пораженно просипел Веня, глядя на свое лицо в зеркало и не находя в себе сил оторваться от этого зрелища.

Младший брат, застывший с перепачканными пеной руками, громко сглотнул.

- Знаешь, Веня, ты был прав, - сдавленно сказал он. - Давай, может, как-то в другой раз.
npubop: (Default)
- Дай сигарету, - немного растягивая слова и подгундосивая в нос, попросил Пых Веню, сразу же начав медленное движение левой рукой вверх.
Под "черным" Пых в движениях превращался в эстонца, поэтому пока он тянулся рукой к месту, где должна была материализоваться пачка сигарет, Веня успел почесать нос, найти среди хоботьев в кармане маленькую пачку "Лаки Страйк" без фильтра, почесать нос и протянуть пачку Пыху.
- Так, а что это за Люба, вроде ж ахуенная?
- Ох, Пых, я вот ну хуй его знает что-ли как-то в целом, даже хуй его знает, - Веня расползся в своей мысли, уронил слюну в снег, почесал нос, затянулся и, сфокусировавшись, продолжил. - Я вот с ней уже месяца три общаюсь, так это иная реальность какая-то.
- В смысле, лесбиянка чтоли? - неожиданно оживился Пых. Было видно, что его фантазия начала услужливо подсовывать картинки в мозг, одна другой краше и привлекательнее.
дальше про лесбиянок )
npubop: (Default)
- Дай сигарету, - немного растягивая слова и подгундосивая в нос, попросил Пых Веню, сразу же начав медленное движение левой рукой вверх.
Под "черным" Пых в движениях превращался в эстонца, поэтому пока он тянулся рукой к месту, где должна была материализоваться пачка сигарет, Веня успел почесать нос, найти среди хоботьев в кармане маленькую пачку "Лаки Страйк" без фильтра, почесать нос и протянуть пачку Пыху.
- Так, а что это за Люба, вроде ж ахуенная?
- Ох, Пых, я вот ну хуй его знает что-ли как-то в целом, даже хуй его знает, - Веня расползся в своей мысли, уронил слюну в снег, почесал нос, затянулся и, сфокусировавшись, продолжил. - Я вот с ней уже месяца три общаюсь, так это иная реальность какая-то.
- В смысле, лесбиянка чтоли? - неожиданно оживился Пых. Было видно, что его фантазия начала услужливо подсовывать картинки в мозг, одна другой краше и привлекательнее.
дальше про лесбиянок )

Exorcist

Jan. 5th, 2011 04:05 pm
npubop: (Default)
- Подожди, нет, не трогай, дай я так полежу, - Лера распласталась по огромному матрацу на полу дачи, ключи от которой Веня мутил почти месяц.

Это была хорошая такая, совминовская дачка – уютная.
Правда туалет и душ пристроили в хозблоке и, чтобы не пугать соседей, туда приходилось бегать одетым. Ну и душ был летним.

- Почему? – Веня не мог понять, откуда в этой «королеве» столько всяких правил в сексе. По праздникам – нини, изучить какие-либо отверстия, кроме библейских, не дает, гондоны тоже не катят.

Поебацца удавалось раз в два месяца, в какие-то хитрые дни, вычисляемые Лерой, её духовным пастором и обязательно было после ебли лечь и полежать, не трогая друг друга.

- Мы и так согрешили, не нужно гневить Бога, - Лера прикрыла своё прекрасное тело простыней.


- Ну и х…, хочешь – как хочешь, - Веня закурил сигарету.

- Курить – на улицу, - Лера строго посмотрела на зажженный Честер и на не опадающий Венин хуй, - и прикройся – срам.

- Как в кино, - буркнул Веня, натянул шорты и вышел во двор.

Веня курил и думал о последних семи месяцах своей жизни, пиздоватой жизни, заебавшей все части его тела и особенно мозг.
Семь месяцев тому Лера первый раз ему дала.
Ради этого Веня сходил в её церковь и пообщался с пастырем, неоднократно сдерживая себя от желания уебать этого лысого и одновременно длинноволосого пидора.
«Деревянный еблан – пососи» - Веня сразу же прилепил ему погоняло за сходство с Варшавским.
И вот результат – спермотоксикоз стучался в дверь, регулярные богословские беседы и 4-й раз поебался за последние полгода.
............ )

Exorcist

Jan. 5th, 2011 04:05 pm
npubop: (Default)
- Подожди, нет, не трогай, дай я так полежу, - Лера распласталась по огромному матрацу на полу дачи, ключи от которой Веня мутил почти месяц.

Это была хорошая такая, совминовская дачка – уютная.
Правда туалет и душ пристроили в хозблоке и, чтобы не пугать соседей, туда приходилось бегать одетым. Ну и душ был летним.

- Почему? – Веня не мог понять, откуда в этой «королеве» столько всяких правил в сексе. По праздникам – нини, изучить какие-либо отверстия, кроме библейских, не дает, гондоны тоже не катят.

Поебацца удавалось раз в два месяца, в какие-то хитрые дни, вычисляемые Лерой, её духовным пастором и обязательно было после ебли лечь и полежать, не трогая друг друга.

- Мы и так согрешили, не нужно гневить Бога, - Лера прикрыла своё прекрасное тело простыней.


- Ну и х…, хочешь – как хочешь, - Веня закурил сигарету.

- Курить – на улицу, - Лера строго посмотрела на зажженный Честер и на не опадающий Венин хуй, - и прикройся – срам.

- Как в кино, - буркнул Веня, натянул шорты и вышел во двор.

Веня курил и думал о последних семи месяцах своей жизни, пиздоватой жизни, заебавшей все части его тела и особенно мозг.
Семь месяцев тому Лера первый раз ему дала.
Ради этого Веня сходил в её церковь и пообщался с пастырем, неоднократно сдерживая себя от желания уебать этого лысого и одновременно длинноволосого пидора.
«Деревянный еблан – пососи» - Веня сразу же прилепил ему погоняло за сходство с Варшавским.
И вот результат – спермотоксикоз стучался в дверь, регулярные богословские беседы и 4-й раз поебался за последние полгода.
............ )

Profile

npubop: (Default)
npubop

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 08:36 am
Powered by Dreamwidth Studios